?

Log in

No account? Create an account
Письма Другу's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, February 22nd, 2009

Time Event
10:19p
Письмо в никуда

 

Прошло совсем немного времени с тех пор, как тебя не стало.

Ты умер летом, а сейчас наступает зима. Я до сих пор не могу поверить, что тебя нет. Что когда я приеду в городок, ты не будешь, как обычно, стоять у своего дома и, мечтательно улыбаясь, смотреть на мир затуманенными глазами.

Я знаю, ты принимал наркотики.

В 13 лет тебя поставили на учет как полинаркомана, то есть человека, который употребляет все, чтобы достичь кайфа. Тогда ты еще не «кололся». Ты курил «травку», ты пил «колеса», ты дышал «Моментом». А когда ничего этого не мог достать, тушил сознание алкоголем. Я хорошо тебя знала. Я ходила с той же компанией, что и ты. Я дружила с твоим другом. Я, как и все, смеялась над твоими рассказами о том, как ты добывал у всех своих знакомых клей «Момент», объясняя, что нужно срочно что-то заклеить. Я смеялась, слушая о том, что тебе привиделось в очередной галлюцинации. Нам было по шестнадцать. Мы были более или менее нормальными подростками. Кто-то выпивал, кто-то покуривал, все было в норме вещей. Ты тоже был убежден, что знаешь меру. Ты еще не знал, что для тебя наркотики скоро станут единственным смыслом жизни.

Когда я тебя впервые увидела, то была приятно очарована твоим неординарным умом, негромким обаянием и тонким чувством юмора. Ты нестандартно мыслил, что является очень большой редкостью. Ты был Личностью. Есть люди, которые с первого взгляда заявляют: «Вот он я». Ты был не из таких. Нужно было прислушаться, чтобы услышать тебя. Мне казалось, что из тебя выйдет великий человек, может даже гений. Ты был талантлив во многих сферах, но весь свой талант, к сожалению, приспособил только для добывания наркотиков.

Через два года, когда тебе исполнилось восемнадцать, ты уже твердо сидел на игле. Это произошло после того, как ты съездил в гости к брату. Он у тебя был наркоманом со стажем: начал в армии, продолжил в зоне. Помню очередную твою веселую историю, связанную с этой поездкой.

Ты приехал к брату, дверь была открыта, в квартире находилось множество людей. Кто-то ел, кто-то спал, кто-то пытался попасть иглой в вену, кто-то занимался любовью. Ты нашел среди этой толпы своего брата, и он предложил тебе уколоться. Через неделю такой жизни ты решил, что между дозами неплохо было бы еще и время от времени чем-нибудь питаться, поэтому пошел в ближайший магазин за продуктами. Неизвестно сколько времени ты ходил, но когда вернулся, дверь оказалась заперта. Ты постучал, тебе открыл твой брат.

Он очень обрадовался, увидев тебя:

— Лёха! Ну, наконец-то! Долго же ты собирался ко мне в гости! Как доехал?

Он был просто поражен, узнав, что ты живешь у него уже неделю.

Это была веселая история, но в тебе уже что-то надломилось, ты изменился.

При следующей встрече ты с ничем не объяснимой гордостью рассказывал мне, что у тебя появилось много денег, так как «работаешь» ты теперь «щипачем» (то есть карманником) на Зеленом рынке. В тот день именно на Зеленом у мамы вытащили кошелек. Услышав об этом, ты помрачнел, с тебя слетела вся напускная бравада, и мне стало жаль тебя. Но чем я могла тебе помочь? Тебе, летевшему вниз с такой дикой скоростью? И даже ее тебе было недостаточно. Ты понукал свою жизнь, устроил ей бешеную гонку, ты торопился сгореть, торопился попасть туда, откуда не возвращаются.

Еще через два года ты стал носить очки. При встрече ты грустно пошутил:

— Мозги сохнут, а в очках я умнее смотрюсь.

Тогда ты еще умел смеяться.

С    твоими   мозгами   действительно   творилось   что-то   неладное.

Разговаривая с тобой, я просто не верила, что говорю с тем же самым человеком, у которого когда-то был такой высокий уровень интеллекта и такой оригинальный образ мышления. Ты стал обычным. Даже хуже того, ты стал обычным наркоманом. Твой горизонт неимоверно сузился. Тебя уже не интересовал мир, тебя интересовали только деньги, потому что на них можно купить «дозу».

Помню давно, когда ты был еще не таким, вы с другом зашли ко мне в гости. Я угощала вас кофе, и это вдруг подвигло тебя высказать банальную полумечту-полунамерение (хотя банальности были тебе вообще-то не свойственны). Ты сказал, что когда-нибудь обязательно станешь большим начальником, и когда я зайду к тебе на работу, ты непременно угостишь меня хорошим кофе с коньяком. (Тогда еще не успели появиться ларьки на каждом углу и коньяк вообще, не говоря уже о хорошем, был редкостью). Эту фразу ты сказал шутя, и я очень скоро забыла о ней.

А сейчас, когда я вспомнила, мне стало очень больно. Потому, что пока человек живой, пусть он хоть самый распоследний бомж, все равно есть надежда, что даже самая смелая его мечта исполнится. А вот когда человек умрет, то уже ничего и никогда не изменить. И страшно от этих безнадежных слов. «Ничего и никогда» — эти слова звучат как гвозди, вбиваемые в гроб.

Я не верю, что тебя нет. Я уже давно не видела тебя, да и в последние наши встречи мы мало говорили. Поэтому я помню тебя еще тем, прежним, человеком необычного и яркого ума. И мне жаль этого человека. Он умер раньше, чем ты.

Зачем ты это сделал, зачем?!.. Хочется кричать, но до тебя не докричишься. Ты был таким остроумным и находчивым парнем, как же ты не нашел выхода из тупика?!.. Как же ты допустил, чтобы тебя это засосало, забрало сначала твой ум и душу, а потом и всего тебя? Как же ты не заметил, куда тебя несет? Или заметил, но было уже поздно?..

Какая же страшная смерть тебе досталась...

..Был вечер, тебе срочно нужна была доза. Ты пошел туда, где брал обычно. Видимо, у тебя не было денег, а в долг тебе не дали. Тебя уже давно не считали за человека. Ты пошел в лесок возле городка. Я не знаю, о чем ты думал, не знаю, вспоминал ли что-нибудь или тебе было так нехорошо физически, что это вытеснило все мысли. Просто меня даже в самую жару пробирает мороз по коже, когда я пытаюсь представить, до какой же степени тебе было плохо, до чего же ты был одинок в этом мире, и у тебя не было даже надежды, если в эту ночь ты перестал хотеть жить. И не было никого рядом, кто остановил бы тебя, кто помог бы тебе выкарабкаться и жить, жить, жить несмотря ни на что. Не было не только в тот момент, но и вообще, в твоей жизни. Я чувствую и свою вину тоже. Почему я не пыталась хоть что-нибудь сделать? Почему была так равнодушна? Почему смеялась над твоими рассказами, ведь наркотики — это не смешно? Почему не остановила тебя?..

А сейчас уже поздно. Поздно для тебя. В ту ночь ты повесился. Тебя нашли утром, ты был уже холодным. Ты стал очень легким, совсем как ребенок, наркотики вытянули из тебя всю жизнь.

Я не верю, что тебя нет. Мне жаль, что тебя нет. Мне жаль и того одаренного мальчишку, которым ты был, и того опустившегося, полного безысходности (хотя совсем еще молодого) парня, которым ты стал. Потому что ты все равно был Человеком. И такого как ты просто больше нет. И уже не будет. Никогда.

1997 год

<< Previous Day 2009/02/22
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com